Слотердайк по-русски
Проект ставит своей целью перевод публикаций Петера Слотердайка, вышедших после «Критики цинического разума» и «Сфер» и еще не переведенных на русский язык. В будущем предполагается совместная, сетевая работа переводчиков над книгой Слотердайка «Ты должен изменить свою жизнь». На нашей странице публикуются переводы из его книг «Философские темпераменты» и «Мнимая смерть в мышлении».
Оглавление

III. Подвижничество людей модерна. Перспектива: Новая секуляризация затворника

О власти лозунга S.493


“И рассчитывать, и покушаться на бóльшее" -– одна из сильных сторон современного мира заключается в том, что он никогда не стеснялся устами своих героев провозглашать лозунги, в которых участники гипертрофированных предприятий узнавали самих себя. То, что Лоренцо Гиберти, флорентийский скульптор и гуманист, говорил своим единомышленникам в начале XV века, когда путешествие этих аргонавтов к берегам универсального искусства еще только начиналось: "Люди способны своими силами достигнуть всего, стоит им только захотеть", спустя двести лет стало почти само собой разумеющимся для художественных и технических виртуозов, современных людей умения, предпринимателей собственной жизни, а также растущих как грибы префектов чужих существований. Вопреки периодически повторяющейся конъюнктуре исторического уныния и призывов к самоуничижению, гордый девиз Нового времени никогда не будет забыт окончательно, даже советские педагоги времен прорывов в начале 1920-х годов повторяют на все лады этот революционно-оптимистический тезис, единственно прибавляя к нему дополнение: при условии, что, помимо решительной воли к действию, имеют место общественные предпосылки. 


Великий Ян Коменский (1592-1670), святой отец барочной педагогики и идейный вдохновитель широкомасштабного образовательного конвейера нового времени, знал, что значит после стольких потерянных веков предпринять нечто большее: велика благодать, но больше нее технология, применяемая к человеку; далеко идут избранные, но еще дальше ведет новое искусство воспитания. Что было исключением, да станет правилом! Теперь настало время перенести книгопечатание на юные души и производить ежегодные издания учеников, идеальные экземпляры которых выпускались бы человеческой типографией, не ведающей опечаток. Прозорливый педагог не зря говорил о своем проекте школы как о typographaeum vivum, живой типографии, которая заселит мир шедеврами человеческой печати. Таким образом, он выдвинул идею, которая может быть по-новому оценена теоретиками медиа конца XX века – хотя они уже будут говорить не столько о штамповке субъекта в прессе, сколько о его психическом форматировании. 20-й век с самого начала раскрыл свои намерения, когда Лев Троцкий в стиле размечтавшегося  идеолога аппаратного обеспечения рассуждал:


Когда человечество обретет контроль над анархическими силами своего собственного общества (sic), оно станет доступным для себя в ступке и реторте химика. Впервые человечество будет рассматривать себя как сырье или, максимум, в качестве физического и психологического полуфабриката.


Согласно революционному культу науки, окончательная отделка могла проходить исключительно в формовочных цехах Нового человека, которые собиралось создать Советское государство. Времена, наступившие после Троцкого, показали, что работа над человеком продолжалась в совершенно других центрах обработки. В полуфабрикате человека есть свои подводные камни, которые не поддаются дальнейшей переработке, будь то в образованного человека, сверхчеловека или Нового человека. Как бы то ни было, но после окончания Второй мировой войны весь мир только и повторяет: "Человек зашел так далеко, что стал относиться к человечеству как к сырью."